Профсоюз ''ЩИТ'' СОЦПРОФ

ЩИТ
Прочти Профсоюзы Профсоюз работает подпольно

Профсоюз работает подпольно

Новая Газета. Ирина Гордиенко 

Что думает «пятая колонна» о реформе полиции

цитата из интервью - "Поэтому имена и фамилии наших членов строго законспирированы, мы помогаем подпольно."

alt

 

 Карикатура РУ Роман Васько

Отставные офицеры милиции, возглавляющие региональные профсоюзы работников внутренних дел, Михаил Павлов и Магомед Шамилов, провели в четверг почти не замеченную московскими СМИ пресс-конференцию, приурочив встречу с журналистами к годовщине создания полиции.

 

 «Самый важный этап реформы провалился, и это не только мое мнение, но и мнение старших офицеров полиции», — говорит глава профсоюза Свердловской области Михаил Павлов. «Реформа не изменила главного: полицейский остался рабом своего начальника», — утверждает глава дагестанского профсоюза Магомед Шамилов.

Отметим, что эти оценки прямо противоположны мнению министра внутренних дел Рашида Нургалиева, считающего, что с задачей самореформирования МВД справилось, и маргинализированная милиция успешно превратилась в гуманную полицию.

Павлов: «Система пыталась изменить себя сама, поэтому ничего не вышло. Профсоюзы и другие организации ветеранов просили хотя бы о праве участия в составе аттестационных комиссий. Я имею 22 года стажа, я знаю, на что обращать внимание при аттестации сотрудника, я знаю, у кого какая репутация. Откуда об этом знает, например, адвокат Кучерена, который входил в центральную аттестационную комиссию?

В итоге увольнение из главков пары десятков генералов стало всего лишь показателем борьбы групп влияния внутри МВД, а в регионах переаттестация превратилась в формальность. У нас в области, например, массовым явлением стало увольнение по собственному желанию. Перед аттестацией сотрудники, которые замешаны во взятках и других нелегальных делах, писали рапорты на увольнение. А сейчас ничего не препятствует им восстановиться в органах. И их уже берут с руками и ногами, потому что в результате реформы в Свердловской области осталось 19 тысяч полицейских и кадровый недокомплект в две тысячи человек».

Шамилов: «У нас подошли еще проще. Практически весь состав был переаттестован заочно. И в Дагестане этому даже есть оправдание: все знают о том, как покупаются и продаются должности, и заочная аттестация хотя бы позволила избежать очередного вала взяток».

Павлов: «Никто не заметил, что реформа нарушила одно из самых главных внутренних правил: «Не резать по живому». В системе МВД есть так называемый «средний класс», сотрудники, которые прослужили 10—15 лет. С одной стороны, у них есть опыт, с другой — они уже обустроены. Это самая ценная прослойка сотрудников, для них пенсия и льготы важнее рядовой взятки, рисковать зря они не будут, их нужно было мотивировать в первую очередь. Но реформа «порезала» именно их».

Шамилов: «А суть работы осталась прежней, палочная система жестко соблюдается, и пожаловаться сотрудник не может никому, показатели спускаются сверху — отсутствует механизм защиты полицейских от начальников. Общественные советы при МВД ничего не контролируют, они полностью зависят от региональных глав полиции и отстаивать их права не будут.

В мае прошлого года министр Нургалиев посещал Дагестан. По оперативной информации стало известно: по ходу движения кортежа в центре Махачкалы должен был взорваться смертник. Покушение милиция предотвратила, а прапорщик Шахаббас Магомедов погиб. Семье Магомедова выдали бумагу о посмертном награждении и обещали денег, Нургалиев лично отправил телеграмму со словами благодарности. И больше ничего. Родственники бедствуют, но им не дают поднимать этот вопрос, пугают: покушение на министра — государственная тайна. Подобных случаев десятки».

Павлов: «Государство не может понять главного: если мы не защитим полицейского, он не будет защищать население. Необходимы независимые профсоюзы, которые бы отстаивали права полицейских перед системой. Я встречался с чиновниками администрации президента РФ, просил о содействии, обещали подумать, но напоследок сказали: «А вы знаете, что МВД резко против вашего существования?» Знаем мы об этом, знаем! Поэтому имена и фамилии наших членов строго законспирированы, мы помогаем подпольно.

И влиять получается, взять хотя бы пример полковника Ширяева. О деятельности влиятельного начальника УСБ ГУВД Свердловской области Виктора Ширяева слагали легенды. Бороться было бесполезно, все московские проверки управление благополучно избегало. Но в 2009 году полковник Ширяев решил занять пост первого заместителя министра Дагестана, он прошел все согласования и уже собирал чемоданы. Однако в последний момент назначение сорвалось — в Дагестан пришла папочка с оперативными материалами о деятельности полковника — Виктор Ширяев вынужден был уйти в отставку. Поэтому не удивительно, что профсоюзы рассматриваются системой как пятая колонна. Но именно в этой колоне сегодня остро нуждается российская полиция».

P.S. Необходимость в профсоюзах недавно понял и генерал Михаил Суходольский. После скандального увольнения с поста главы ГУВД Ленинградской области опальный генерал объявил о намерении создать независимый профсоюз. Михаил Игоревич, не нужно изобретать велосипед. Профсоюз уже есть, присоединяйтесь.

 

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru

-->